Главная / Афганский музей

Экскурсии в прошлое

Вячеслав Синицын — бессменный экскурсовод и директор областного музея «Памяти и славы ветеранов боевых действий ХХ века», бывший танкист, ветеран войны в Афганистане.15 февраля исполняется 25 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Сражения закончились, но история вечна. И память о погибших и живых участниках далёких событий будет тревожить нас ещё долго, потому что битвы не проходят бесследно, потому что в них куётся боевое мастерство. А у политиков и простых людей появляется возможность сделать «работу над ошибками» и осознать, что героев былых времён идеализировать не нужно — вполне достаточно их не забывать и говорить о них только правду. 

Урок, на котором нескучно

Мероприятия, посвящённые круглой дате, в Тульской области начались уже давно. Воины-интернационалисты встречаются с молодёжью, в школах проходят «Уроки мужества», призывники навещают ветеранов, в выставочных залах открылись новые тематические экспозиции. А областной музей «Памяти и славы ветеранов боевых действий ХХ века» подготовил для школьников и студентов интереснейшие экскурсии в прошлое, которое, как оказалось, живёт не за далью годов и гор, а совсем рядом…

— Паранджа — традиционная одежда мусульманских женщин,  — рассказывает ребятам экскурсовод, показывая вещи, привезённые с Ближнего Востока. — Чёрная ткань скрывает фигуру, лицо спрятано за волосяной сеткой, из-за которой женщина и смотрит на окружающий мир большую часть жизни. Вот и думайте, девчонки, готовы вы расстаться с привычными джинсами и юбками, чтобы, выйдя замуж за иноверца, навсегда оказаться за черной решёткой чачвана.

Пока девочки переваривают неожиданный вопрос, экскурсовод обращается к мальчишкам:
— Наверняка вы не знаете, как забирают в армию в Афганистане. А я однажды видел это собственными глазами. Услышали мы как-то стрельбу в кишлаке, блокировали его с трёх сторон, думали — душманы. Но по рации передали, что всё нормально, мол, афганцы ребят на службу призывают. Мы и остались посмотреть. Ходит по кишлаку солдат, встретит парнишку, смерит взглядом: маленький — гуляй, вышел ростом — подходит. Одного схватил за руку — в армию! А тот кинулся бежать. Боец вскинул автомат, но стрелять передумал. Побежал следом. Мальчишка юркнул в подвал. А солдат у входа остановился. Берёт вот такую гранату Ф-1 и — в дверь… У них не закосишь. Или в армию, или к Аллаху.

Теперь призадумались мальчишки.

А Вячеслав Синицын, бессменный экскурсовод и директор областного музея «Памяти и славы ветеранов боевых действий ХХ века», бывший танкист, ветеран войны в Афганистане, уже показывает ребятам очередной экспонат.

— Вот эту оловянную ложку отлил дед моего замполита, когда уходил на Первую мировую войну. Потом она попала на Великую Отечественную, а затем — в Афганистан. Хотите — верьте, хотите — нет, а вещь эта заговорённая. Три поколения прошли с ней сквозь кровь и дым и остались живы… А это армейская фляжка. Знаете, почему на ней написано «живая вода»? Потому что с водой, а тем более с чистой, в Афганистане было очень сложно. Пустыня, жара под 50, из горных речек пить нельзя — там сплошной тиф и гепатит, но мы умудрялись выживать, обходясь малым… А это уже смертельная штука — мина-ловушка. Дорогую вещицу всегда хочется поднять. Вы бы наклонились за сотовым телефоном, а мы соблазнялись блоком сигарет…

Десятиклассников сменяют учащиеся профессионального лицея, студентов — пятиклассники. Но для всех них час, проведённый в музее, пролетает на одном дыхании. Ребята внимательно вглядываются в фотографии безусых пареньков, погибших в далёкой стране и вернувшихся домой в цинковых гробах. С затаённым дыханием рассматривают пули и осколки, которые один из военных хирургов передал Вячеславу Синицыну. Пытаются угадать, для чего бойцы закапывали свои бронемашины, и искренне удивляются, что прикольное выражение «Тебе что, башню снесло?» пришло в нашу речь от танкистов.

О добрых начинаниях и добрых начальниках

— Идея создания музея витала в воздухе очень давно,  — рассказывает Вячеслав Синицын. — И когда я вышел на пенсию и попал в областной совет ветеранов Афганистана, решил воплотить её в жизнь. К счастью, рядом оказалось много сподвижников, прошедших, как и я, войну в Афганистане. Мои бывшие коллеги, сотрудники Управления внутренних дел, передали в музей фляги, цинки от патронов, пустые пулемётные ленты. А некоторые стали приносить армейские вещи, трофеи — дома всё это со временем затеряется, а тут останется и послужит доброму делу… Открылись мы 15 февраля 2007 года, экспонатов тогда было в два раза меньше, но со временем появились даже уникальные. Сотрудники московских музеев просили передать их в столицу, но я сказал, что только собираю, а не отдаю.

Было что вспомнить и подполковнику внутренней службы, старшему инспектору центрального аппарата МВД России Александру Зиновьеву, который по случаю своего появления в Туле забежал в гости к Вячеславу Синицыну:

— Немалую часть экспонатов музея составляют амуниция и вооружение. С бронежилетами, к примеру, было полегче, а вот чтобы достать автоматы, патроны, снаряды, пришлось обращаться на оборонные предприятия. Наши письма получили руководители КБП, ЦКИБа, патронного и оружейного заводов, «Сплава» и «Тулаточмаша». Не откликнулось только одно предприятие. А остальные помогли чем могли. Кто-то из начальников сам прошёл через «горячие точки», кто-то хотел выполнить сыновний долг перед отцом или дедом. Трудность заключалась в том, что боевое оружие нужно было перевести в макеты, это имеет свою юридическую подоплёку, определённую стоимость. Но решили и эти проблемы. И теперь любой желающий может посмотреть и подержать в руках автомат Калашникова, оружие спецназа, миниатюрки «Град» и «Ураган», патроны и снаряды, которыми воевали наши солдаты и их враги. Огромную помощь нам оказал и Научно-исследовательский институт МВД. В музей передали десяток шлемов разных модификаций — современные образцы, которые используются в контр­террористических операциях. В этом, смотрите, застряла пистолетная пуля. А тут видно только входное отверстие… 

В книге отзывов… смайлики?

— Многие факты афганской вой­ны замалчиваются до сих пор, но нам скрывать нечего,  — говорит Вячеслав Синицын. — Советские солдаты честно выполняли приказ. Мы охраняли, лечили, везли в республику продукты, медикаменты, тёплые вещи, материалы, приборы и технику. Не надо забывать и о том, что помощь Советского Союза была безвозмездной. Мы строили школы, больницы, прокладывали дороги, возводили электростанции. Афганцы до сих пор вспоминают шурави (так называли русских) с любовью — и это ни для кого не секрет. А самый главный итог: мы на 10 лет сдержали террористов и потоки наркотиков, которые могли хлынуть в нашу страну. Ребята обязательно должны знать об этом.

Как выяснилось, в России подобных музеев совсем немного — можно по пальцам сосчитать. Но дело даже не в том, что здесь бережно хранится и выставляется напоказ. Одна из записей в книге отзывов гласит: «Афганский синдром мне не знаком. У меня — чеченский. Кто-то лечит его водкой, а я прихожу в музей, минут на двадцать остаюсь наедине с прошлым, окунаюсь в него с головой, а когда выплываю, понимаю, что родился заново». А следующая страничка в книге отзывов покрыта сплошными смайликами и сердечками. Это ли не главная оценка?

Людмила ИВАНОВА 
Геннадий ПОЛЯКОВ

Газета «Тульские Известия»