Новости и события
15 августа 2019
на Сайте Тульского отделения РСВА будут публиковаться краткие биографии туляков из книги «ЛЁТЧИКИ ЗЕМЛИ ТУЛЬСКОЙ» члена Российского Союза ветеранов Афганистана, Союза писателей России, редколлегии журнала «Приокские зори» МАКАРОВА НИКОЛАЯ АЛЕКСЕЕВИЧА
15 августа 2019
на Сайте Тульского отделения РСВА будут публиковаться краткие биографии туляков из книги «ЛЁТЧИКИ ЗЕМЛИ ТУЛЬСКОЙ» члена Российского Союза ветеранов Афганистана, Союза писателей России, редколлегии журнала «Приокские зори» МАКАРОВА НИКОЛАЯ АЛЕКСЕЕВИЧА

Главная / Статьи, воспоминания и стихи участников войны

В Туле вышел в свет литературно-художественный альманах «КОВЧЕГ» № 9, 2019

10 июля 2019

 

В  альманахе опубликованы (С. 150–152)

воспоминания

члена Союза писателей России,

Российского Союза ветеранов Афганистана

НИКОЛАЯ МАКАРОВА

 

ГКЧП,

или

ПОСЛЕДНИЙ ГОД МОЕГО СОВЕТСКОГО ПРОШЛОГО

 

– Теперь власть будет наша!

Так начал совещание оставшихся офицеров, начальник штаба дивизии, гвардии полковник Попов Юрий Юрьевич.

– Наведём в стране порядок!

Офицеров штаба дивизии на зимних квартирах осталось немного. Вся Тульская десантура во главе с генерал-лейтенантом Лебедем (находящегося в те дни в отпуске в Туле, будучи заместителем чего-то там Командующего ВДВ) выдвинулась в Москву. Не за песнями, ясное дело, не за пенсиями. Зачем? Брать власть в свои руки? Наконец-то! Дождались! Надоел этот бардак в стране! За Державу обидно!

О том и говорил Юрий Юрьевич на первом совещании в первый день, как оказалось грандиозного фарса и мошенничества.

Поведал он нам также о том, что Лебедь всем оставшимся передаёт привет и держит руку на пульсе. Ещё немножко, ещё чуть-чуть... и власть будет наша. Военных власть!

На том и разошлись по кабинетам. На ночевку. С заряженными пистолетами под подушкой... Днём? Днём, пожалуйста, сдай пистолет дежурному и свободно выходи в город. Оставь телефон на всякий случай, где можно будет найти, в крайней необходимости. За три дня никого так телефонными звонками не вызывали. За ненадобностью.

Оставшиеся войска продолжали заниматься повседневной текучкой. Лишь ночью нас будоражили какие-то вопли из «матюгальников» в проезжающих мимо штаба машин. И всё.

На второй день, второй день ГКЧП, опять ровно в 18.00 начальник штаба (педант невероятный: никогда никуда не опаздывал ни на секунду, умнейший офицер, пример честности и порядочности) начинает совещание. И опять Юрий Юрьевич передаёт привет от Лебедя. Что у них там, в стольном граде, всё идет по плану. Ещё бросок – и мы у власти.

 

Хорошо! Отлично!

На третий день... На третий день ровно в 18.00 начальника штаба в тактическом классе, где собрались офицеры, нет. Нет – через                                  7 («дипломатическое время») минут. Нет – через 15 («театральное время») минут. Нет через полчаса!

Кому необходимо – выступили с трибуны. Идёт непринужденный офицерский трёп, рассказываются анекдоты.

Школьный учебный урок – 45 минут прошло – Попова нет!

Кто-то на свой транзистор ловит «чужой» голос. Все ошарашены! Что он несёт? Этот гадюшник? Какую ересь порет? Не может быть! Чтобы Лебедь? Наш Лебедь! Предал? Сдал? Нас с потрохами! То есть, с батальоном десанта перешел на сторону Ельцина!..

В этот момент в тактический класс входит Попов. Входит тень от Попова. Серая, враз осунувшаяся тень эталона настоящего русского Офицера.

– Звонил Лебедь! Просил не считать его предателем! – гробовую тишину прервал тусклый с осипшим надрывом голос Попова. – Всем сдать оружие и по домам!

Хотите продолжение этой истории?

Пожалуйста...

На четвертый день войска возвратились на места постоянной дислокации. Утром пятого дня (отсчёт от начала бездарного ГКЧП) в кабинет начмеда входит старший прапорщик (когда писались эти строки, я связался с ним, рассказал то, о чем пишу, и он просил меня не называть его фамилию), зная, что в нашем сейфе всегда имеется в наличии реанимационные средства.

Между первой и второй реанимационными дозами он рассказывает о событиях минувшей ночи. Рассказывает о том, что, буквально, выносил            (! – может и чуточку приврал) из кабинета того-то и того-то (просил также не упоминать их фамилии) и... Лебедя, который, дескать, плакал и говорил, что его все считают предателем. Но хотя бы ты, Петро, не считай его таким...

Этому старшему прапорщику я полностью доверяю. Служил вместе с ним ещё с одна тысяча девятьсот семьдесят третьего года. Когда он пришел в Армию восемнадцатилетним солдатом...

Вот, и всё... Весь сказ о ГКЧП... как я его помню, как на дальних подступах к Москве о нём помнят десантники-туляки…

 

 

 

 

« назад