Главная / События и новости

Николай МАКАРОВ Юбилеи апреля 2020 (окончание предыдущей статьи)

23 марта 2020

В Кабуле – невероятное количество кратковременных встреч с различными людьми: государственными и партийными деятелями, деятелями культуры, журналистами. Навскидку: Пьеха, Кобзон, Генрих Боровик, лётчик-космонавт Климук. Незабываема встреча с Б. Н. Пастуховым, в ту пору первым секретарем ЦК комсомола. Он прилетал на I съезд ДОМА весной 1980 года. Кто знает, не эта ли поездка повлияла на него, уже маститого дипломата, посла СССР в одной из благополучных европейских стран, высказать просьбу к политическому руководству страны направить его послом в раскаленный (в прямом и переносном смысле) Афганистан.

В свободное от работы время встречались с друзьями, пили, шутили, слушали записи: от запрещенного Рубашкина до песен из эротического французского фильма «Эммануэль». На глазах разыгрывались личные драмы, ломались и создавались новые семьи. Было всё: суды-пересуды, чёрная зависть – словом, всё, что характерно для советских колоний за рубежом, что проистекало порой из-за замкнутого пространства.

Что происходило дальше в Афганистане после вывода советских войск? Несколько лет (до 1994 года) продержался режим просоветского президента Наджибуллы. Его Ельцин и его окружение бросило на произвол судьбы.               К власти пришел через некоторое время Талибан, организация молодых моджахедов, обученная пакистанскими спецслужбами. На территории Афганистана продолжали действовать тридцать лагерей по подготовке боевиков – исламских террористов. В том числе учили боевиков из Чечни. Тон исламским радикалам задавал Бен Ладен, арабский мультимиллионер (несколько лет назад убит морпехами США), который взращен ЦРУ как организатор подготовки террористов. После ухода Советов из Афганистана Бен Ладен стал непримиримым врагом США. После ряда террористических акций, организованных Бен Ладеном, последовали события 11 сентября 2001 года: разрушено здание Мирового торгового центра. Три с половиной тысячи жертв. Терпение США лопнуло. Осенью 2001 года последовал удар по Афганистану антитеррористической коалиции: США, членов НАТО. Участвовали также японцы, украинцы. Оказывала этой операции содействие и Россия. Снабжала оружием войска Северного альянса. Сложилась парадоксальная ситуация: талибы понесли поражение, но людские потери были незначительны. Талибы исчезли, растворились среди местного населения, ушли в Пакистан. Страну оккупировали, но враг не был повержен. Американских войск и их союзников оказалось там больше, чем советских в свое время. Контролировали они восемнадцать провинциальных центров из тридцати двух. Население относилось к коалиционным войскам хуже, чем к «шурави» (советским). Шурави строили дороги, больницы, школы. Лечили детей и взрослых. От американцев этого не добьешься.

Возникает вопрос: с какой целью вошли американцы и их союзники на территорию забытой богом страны, бедной, измочаленной гражданской войной и иностранным вооруженным присутствием?

Официальные цели:

1) уничтожить рассадник терроризма;

2) сформировать демократическое государство;

3) не дать воплотиться глобальным планам мусульманского фундаментализма и экстремизма – создать всемирный мусульманский халифат, который бы объединил Ближний Восток, Урал и Сибирь, Балканы.

Что скрывать, исламский фактор как новый феномен геополитики и конкретное выражение глобальных процессов XXI века оказывает решающее влияние на формирование общественного сознания, государственной политики значительного числа стран. В мусульманских странах (в афро-азиатском регионе) проживает 1млрд 300 тыс. человек. Из 120 стран мира, в которых есть мусульманские общины (умма), в 35 мусульмане составляют большинство населения. В России мусульмане насчитывают 15% населения.

Наибольшая острота межцивилизационного соперничества уже происходит на евразийском континенте. Как и предвидел С. Хантингтон, наиболее значимые конфликты глобальной политики будут разворачиваться между нациями и группами, принадлежащими к разным цивилизациям. Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями – это и есть линии будущих фронтов. Особенно отчетливо эти линии разграничения просматриваются по так называемой «мусульманской дуге нестабильности». Это – афганское направление в сторону Центральной Азии, прежде всего Таджикистана и Узбекистана. Далее – российская Сибирь, Кавказское направление. Турция стремится распространить своё влияние на Азербайджан, Чечню, Дагестан и другие республики. Есть планы сомкнуть исламские ряды с Татарстаном и Башкортостаном (Волжское направление). Еще один вектор исламского распространения с кавказского плацдарма – Крым, Балканы. Ряд исследователей включают в «дугу нестабильности» Израиль, Индонезию, Филиппины.

В каждой религии есть умеренные последователи и ортодоксы, эдакие пассионарии. Благодаря последним, сохраняется национальное чувство народа, который может оказаться в чрезвычайных условиях, ассимилироваться, раствориться в другом народе. Так, фундаменталисты в исламе дают импульсы, возрождают традиции, культивируют богоизбранность мусульманских народов. В случае угроз объявляют «джихад» (священную войну против неверных, как их называют «кяфиров»). Несмотря на известный экстремизм, мусульманские радикалы (исламисты) способствуют единению мусульманства как мировой общности. В последнее время в исламе набирает силу радикальное религиозно-политическое учение «ваххабизм», которое возникло в XVIII веке на Аравийском полуострове. Цель его – очистить ислам от искажений, навести «исламский порядок».

Следует различать ислам и исламизм – ислам как вероучение и исламизм как идеологию и практическую деятельность, направленную на внедрение исламских норм, прописанных в шариате.

Ислам, как показывает жизнь, прекрасно адаптируется к изменяющимся условиям бытия. Исламизм же следует рассматривать как защитную гиперреакцию на неумеренную адаптацию, грозящую самоуничтожением ислама. Аналитики утверждали, что на путь исламизма (в результате краха идеи мирового коммунизма) встали отдельные революционеры-террористы.

Оккупации Афганистана ничего не дала.

Во-первых, рассадник терроризма не ликвидирован. Моджахеды (талибы), перегруппировав свои ряды, нанесли ощутимые удары по живой силе и инфраструктуре заморских войск. Обаме всё труднее оправдывать пребывание американского контингента в этой стране. В 2013–2014 годах начался вывод войск.

Во-вторых, сформировать сильное демократическое государство также не удалось. Страна по-прежнему распадается на отдельные регионы, управляемые полевыми командирами различной этнической принадлежности. Например, север страны традиционно в сфере деятельности узбекской общины во главе с маршалом Дустумом. Следует согласится с известным учёным и политиком Бжезинским, как его зовут «Большим Бигом», что создано афгано-пакистанское болото, которое продолжает засасывать военную машину США и НАТО. Важно иметь ввиду, что Афганистан и Пакистан (особенно полоса пуштунских племен) – это сообщающиеся сосуды. В обоих государствах сильны антиамериканские настроения. В Пакистане в настоящее время действует десятки различных группировок талибов, объединяющих многие десятки тысяч человек. Самые крупные из них:

– Техрик-э-нифаз-э-Шариат-э-Мохаммади, основанная в 1994 году Судит Мухаммадом. Место дислокации – северо-восточная провинция и долина Сват;

– Лашкар-э-Талиба (армия правоверных) основана в 1990-е годы. Специализируется на терактах смертников в Кашмире. Её основатель Хафиз Мохаммед Саед;

– Техрик-э-Талибан Пакистан. Действует в южном Вазиристане. Создана в 1994 году. Командир Байтулла Мехсуд, который, по мнению аналитиков, является более опасным, чем Бен Ладен (по коварству и жестокости).

В-третьих, конечная цель «Аль-Каиды» – воссоздать древний исламский эмират Хорасан (что в переводе означает «откуда восходит солнце») – получает вполне зримое воплощение, уже на практике отрабатываются конкретные механизмы реализации, казалось бы, утопических планов. Эмират, помимо Северного Кавказа, должен включать Центральную Азию, часть земель Ирана, Пакистана, Афганистана. Его предполагается возродить на месте последней восточной провинции бывшей Персидской империи. Подготовка к созданию эмирата началась в конце 1990-х годов. Тогда бывший лидер Талибана Мулла Омар предоставил убежище боевикам из исламских движений Узбекистана, Чечни, Таджикистана, приверженцам Исламского движения Восточного Туркестана, группировкам, выступающим за отделение Синьцзяна от Китая. «Аль-Каида» собрала самых испытанных в боях местных и иностранных боевиков в зоне племен федерального управления в Пакистане, а также на афганской стороне границы, в так называемую армию Laskar al-Zil. Начиная с 2006 года они провели ряд партизанских акций, например, нападение на гостиницу «Серена» в Кабуле и на индийскую коммерческую столицу Мумбаи в 2008 году. Опыт, полученный в ходе этих террористических рейдов, был использован, по мнению аналитиков, в подрыве метро в Москве и атаке на милицию в Дагестане в марте 2010 года.

Во время оккупации Афганистана американцами и натовцами он ныне поставляет на рынок 93% всего производимого героина. По оценкам Управления по борьбе с наркотиками и преступностью ООН, начиная с 2009 года, ситуация в Афганистане ухудшилась. По сравнению с 2001 годом количество наркоманов увеличилось в сорок раз. Из десяти российских наркоманов девять сидят на героине. 60% употребляющих наркотики в нашей стране в возрасте до 30 лет. Среди тех, кто «сидит» на героине, живет в среднем 5–7 лет. За год в России от приема наркотиков умирает тридцать тысяч человек, что в два раза превышает потери советских войск за время почти 10-летней афганской войны. «Героиновое цунами» дошло и до Европы. Там героиновых смертей уже в пятьдесят раз больше, чем военных потерь в Афганистане.            В настоящее время четыреста огромных нарколабораторий в Афганистане (для сравнения: в 1979 году – лишь одна!) способны перерабатывать десятки тонн опиумного сырья в сутки. Вот он – главный итог борьбы против терроризма «по американски».

Афганистан превратился в страну, где основная масса населения живет за счёт производства опиатов. По оценкам экспертов, выгода от афганского наркотрафика составляет ныне 10–15 млрд. долларов в год. Тем не менее, в Афганистане остается только 4% этих денег, остальные оседают в оффшорных зонах и зарубежных банках.

Афганский же героин и «синтетики» на американских самолётах транзитом через Турцию попадает на Балканы в Косово, затем расползается по европейским странам, достигает и США.

Какой же вывод из всего сказанного? Международные террористы по опыту афганских моджахедов, которые по существу разорвали страну на отдельные регионы, руководимые полевыми командирами, начали создавать мафиозно-террористическую организацию на Ближнем Востоке, эдакое псевдогосударство, которое ведёт торговлю оружием и людьми. По данным ООН, ИГИЛ торгует женщинами – сексрабынями и детьми. Несовершеннолетних мальчиков, захваченных террористами или зачисленных на службу в качестве «добровольцев», также перевозят через границу для прохождения военной подготовки и проведения идеологической и психологической обработки (зомбирование). Ряд из них, как это явствует из СМИ, выполняют палаческие функции.

Предтечи создания подобных квазигосударств заложены в Афганистане в период войны, в которую был втянут Советский Союз. В этот период выковывались кадры моджахедов, беспощадных, прагматично-фанатичных, для которых «война – мать родна». Под зелёным флагом Ислама, замешанного на идеях борьбы за свободу и независимость (имеется ввиду, три англо-афганской войны, закончившиеся поражением Великобритании).

Между прочим, карта независимости неоднократно разыгрывалась «борцами за чистоту Ислама». В Афганистане этим пользовались по обе стороны фронта. Идеологи моджахедов утверждали, что враги – «шурави» – это перелицованные британцы. Бабрак Кармаль – Председатель Революционного Совета, Генеральный секретарь ЦК НДПА в своих публичных выступлениях подчёркивал, что враги Афганистана, поддерживаемые «чёрными режимами» Востока, а также Западом, – замаскированные «гяуры» – англичане. Конечно, такой пропагандистский и психологический приём взят на вооружение противоборствующими сторонами, т. к. учитывались ими неграмотность основной массы населения и устные народные традиции.

В афганской необъявленной войне использовались как традиционные средства информационно-психологической войны, например, слухи, так и новейшие методы, проникающие в подсознание. Ведь известно, что 70% информации попадает к человеку через подкорки, подсознание.

Что касается военной стороны, то Афганистан рассматривался как полигон, с одной стороны СССР, с другой – США и НАТО. Примечательно, что после вывода советских войск моджахеды, сплотившись в мафиозно-террористические организации «Аль-Каида», затем «Талибан», стали непримиримыми противниками США и его союзников. Это, прежде всего, объясняется неприятием западной культуры, её христианских ценностей. И не только. Как «Талибан», так и «Исламское государство» методично и безжалостно разрушают шедевры мировой культуры, представленные буддизмом и другими религиями. Террористы, используя достижения научно-технической революции «Интернет и другие коммуникационные системы» транслируют с целью устрашения публичные казни «неверных» как из своего лагеря, так и из числа иностранцев, захваченных в плен на своей территории.

 

Сентябрь 2016 года,

Москва–Тула.

 

 

 

 

« назад