Главная / События и новости

НИКОЛАЙ МАКАРОВ ЮБИЛЕИ МАЯ

15 апреля 2019

 

1 мая 2019 года

60 лет

афганцу

ЛОГИНОВУ АЛЕКСАНДРУ НИКОЛАЕВИЧУ

 

(Из книги «Афганцы Тулы»)

 

В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧИЛСЯ

 

Логинов Александр Николаевич,

родился 01.05.1959

в деревне Разбердеево

Спасского района Рязанской области.

 

        В штабе 345-го полка, вернее в штабе 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка, гвардии старшего лейтенанта Александра Логинова встретили, мягко говоря, неприветливо. Откуда, мол, ты такой взялся и вообще, что ты – за самозванец? Отправляйся, дескать, сам знаешь, куда.

        – В списках вновь прибывших на замену в полк в ноябре 1987 года, – поясняет гвардии майор запаса Логинов, – моей фамилии не значилось. Кто-то отказался ехать, и меня «по тревоге» вместо отказчика отправили в Афганистан, забыв вписать мою фамилию. Вышел из штаба, посидел на лавочке в курилке и побрёл обратно в штаб, доказывать, что я – не верблюд.

        Краткая биографическая справка.

        После окончания средней школы в 1978 году был призван в ряды Советской Армии в Ракетные войска стратегического назначения.

        В 1980–1984 годах – учёба в Рязанском высшем воздушно-десантном командном дважды Краснознамённом училище имени Ленинского Комсомола.

        В 1984–1987 годах – служба на различных должностях в 51-м гвардейском парашютно-десантном Краснознамённом ордена Суворова 3-й степени полку 106-й воздушно-десантной Краснознамённой ордена Кутузова 2-й степени дивизии.

        – До самого вывода наших войск из Афганистана, – продолжает рассказывать «шершавым языком плаката» Александр, – я служил в четвёртой роте: заместителем командира роты, командиром роты. Личный состав роты нёс службу на шести заставах в Панджшерском ущелье, с  основной задачей обеспечения проводки колонн.

        Первый эпизод в Панджшерском ущелье.

        Отбили «духи» из афганской колонны один грузовик с продуктами. Колонна ушла, грузовик остался на середине дороги. В одном кювете лежит противник, в другом – бойцы четвёртой роты. Никто не стреляет – вроде, как перемирие в преддверии окончания боевых действий в Афганистане. Между ними – пять-шесть метров. Командир «духов» на чистом русском языке кричит, чтобы никто не приближался к машине – иначе, кердык. Логинов отвечает, между прочим, как ни странно, тоже на чистом русском языке с непереводимыми на пуштунский язык выражениями, типа: а не хрен ли тебе по всей твоей наглой рыжей морде; отдаёт своим подчинённым команду на «товьсь» и с одной гранатой в кармане во весь рост подходит к машине. Нагло на виду у «духов» цепляет трос от БТРа. Остальное – дело техники: машину в целости и сохранности со всем грузом доставляют в расположение соседей, у которых чёрные погоны, чёрные петлички – одним словом, не десантники. А дело было к ночи;  утром же нарисовывается откуда ни возьмись водитель-афганец этой самой машины, которая к означенному моменту представляла собой жалко-плачевное зрелище: без колёс, без фар, без аккумулятора, без движка, естественно, без малейшего намёка на перевозимый груз. То есть, выражаясь сугубо прагматично: среди друзей хлебалом не щёлкай.

        – Конечно, жалко, – вздыхает Александр. – Жалко, что притащили эту машину не к себе в расположение. Итог был бы аналогичный, но итог бы – был в нашу пользу. Так, считай, подарили всё пехоте.

        Второй эпизод в Панджшерском ущелье.

        Четвёртая рота атаковала укрепрайон «духов»; начальник штаба              2-го батальона гвардии майор Олег Юрасов, которому посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, тяжело ранен. Видя такое, один из солдат по перекрёстным огнём противника встаёт во весь рост и из пулемёта с двадцати метров расстреливает ДЗОТ противника, поражая укрывшихся там «духов».

        – Или, рядовой Белый, – Логинов на секунду задумался.

        Третий эпизод в Панджшерском ущелье.

        Так вот, имея одного кормильца, то есть рядового Белого, мать пишет письмо Горбачёву (кто забыл, напомню: был такой меченый правитель страны, не к ночи будет помянут) со слёзной просьбой вернуть единственную родную кровиночку из Афганской бойни. Хотя, интересно, кто же умудрился единственного сына матери-одиночки туда направить. Взмахнув шашкой, то есть одним росчерком пера, президентской волей Горбачёв приказывает вернуть Белого в Союз. Логинов, получив приказ Верховного, на ближайшие боевые отстраняет Белого от участие в оных, ненавязчиво предлагая готовиться к «дембелю». Рядовой Белый в слёзы: «Не  хочу в Союз, хочу на боевые, чем я хуже других». Сошлись на компромиссе: на эти самые, ближайшие боевые, Белый остаётся в расположении, а потом… А потом Белый наравне с остальными, участвуя во всех боевых операциях и рейдах, выходил из Афганистана вместе с полком в феврале 1989 года.

        – После Афганистана, – Логинов возвращается к «шершавому языку плаката», – немного в Кировабадской дивизии, затем обратно в 51-й полк; Югославия в начале девяностых; из рядов Российской армии уволен в 2000 году с должности заместителя по вооружению командира батальона связи Тульской дивизии.

        Краткая биографическая справка.

        Награждён двумя орденами Красной Звезды, медалями.

Май 2011 года,

Тула.

 

3 мая 2019 года

50 лет

афганцу

ЕЛИСЕЕВУ СЕРГЕЮ ВЛАДИМИРОВИЧУ

 

(Из книги «Афганцы Тулы»)

 

В СТАВКУ – ЗА СЛИВАМИ

 

Елисеев Сергей Владимирович,

родился 03.05.1969

в городе Чинабад

Андижанского района Узбекской ССР.

 

        Ровно через восемнадцать лет после своего рождения Сергей Елисеев окажется на своей родине – в Узбекистане. Конкретнее – окажется в Фергане (совсем близко от Чинабада), в «учебке» десантников.

 – В принципе-то, – поясняет Сергей. – Я – туляк с семьдесят пятого года, когда с семьёй переехал из Узбекистана. И школу – школу № 48 – оканчивал в Туле, и работал перед армией на Тульском заводе «Арсенал», и в Афганистан призывался из Тулы в мае восемьдесят седьмого года, и вернулся обратно в Тулу, и живу сейчас в Туле. Пожалуй, на девяносто восемь с половиной процентов я – туляк.

        Шесть месяцев «натаскивания» в «учебке», и гвардии рядовой Елисеев отправляется за Речку, в 317-й гвардейский парашютно-десантный полк             103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

        Из воспоминаний Сергея Елисеева.

        «…По официальной и неофициальной информации  в Кабуле в то время находилось до десяти тысяч боевиков. И у нас с ними были договорённости о соблюдении вооружённого нейтралитета. По крайней мере, ни на главного военного советника генерала Варенникова, которого мы охраняли, ни на его ставку нападений ни разу не совершалось. А по приезду представителя Горбачёва Полинички – имя-отчество забыл, извини – осуществлявшего связь КПСС и НДПА и курировавшего вывод войск из Афганистана, нападения были. Пару раз даже сходились с боевиками в рукопашной. То есть, за ним велась настоящая охота. Но за полтора месяца пребывания Полинички в Афганистане боевики его так и не достали. В этом и нашего подразделения заслуга…».

        – В основном, мы не только охраняли Наджибуллу и ставку Варенникова, но и участвовали в боевых операциях, хотя, по большому счёту, полномасштабной войны-то уже и не было – все ждали нашего вывода: и афганцы, и, естественно, мы. – Сергей вдруг рассмеялся. –  Ставку Варенникова окружал двух с половиной метров забор, и за такой оградой росли роскошные деревья: сливы, персики, абрикосы – объедение. И было большим шиком залезть в этот сад, охраняемый дюжиной волкодавов и людьми в штатском плюс всевозможная сигнализация, нарвать экзотических плодов – прилично, конечно же, нарвать – и потом лакомиться ими с товарищами.

        – А попасться? – На мой, вроде бы, естественный и в то же время наивный – как будто я сам не служил в Войсках Дяди Васи – вопрос, он с гордостью ухмыльнулся.

        – Мы же – десантура!..

        Краткая биографическая справка.

        После увольнения из рядов Советской Армии в 1989 году Елисеев поступает в Тульский педагогический институт, который успешно оканчивает в 1994 году.

        В 1995 году начинает службу лейтенантом милиции в роте по охране объектов администрации Тульской области, которой в настоящее время и командует.

        Майор полиции Сергей Елисеев награждён медалью «За боевые заслуги», другими медалями, в том числе и двумя афганскими медалями.

Май 2011 года,

Тула.

 

7 мая 2019 года

40 лет

Герою России

КОКШИНУ РУСЛАНУ ВЛАДИМИРОВИЧУ

 

Родился 07.05.1979 в Туле.

Герой России (09.12.2002), медаль № 771.

Командир миномётного взвода десантно-штурмовой маневренной группы Аргунского пограничного отряда Северо-Кавказского регионального управления Федеральной пограничной службы Российской Федерации, старший лейтенант.

В 2001 году окончил Тульский артиллерийский инженерный институт.

27.07.2002 старший лейтенант Кокшин во главе разведывательно-поисковой группы был десантирован на участок пограничной заставы «Грозтхой», где из Грузии прорывалось крупное бандформирование численностью до 60 человек. В ходе преследования группа Кокшина попала в засаду и подверглась интенсивному обстрелу бандитов. Старший лейтенант Кокшин, проявляя мужество и самообладание, вывел группу из-под обстрела. С наступлением темноты он выставил наблюдателей и организовал круговую оборону. На рассвете 28 июля боевики предприняли попытку внезапного нападения, но были встречены огнём пограничников. В ходе боя Кокшин умело управлял действиями подчинённых, огнём из автомата и подствольного гранатомёта лично подавил три огневые точки противника. После многочасовой схватки расстояние между пограничниками и бандитами сократилось до 20 метров. Ввиду реальной угрозы захвата группы в плен Кокшин по радио вызвал огонь миномётных взводов на себя. Точные разрывы мин на позициях боевиков нейтрализовали вражеский огонь. Подошедшее подкрепление решительной атакой отбросило врага  с выгодных позиций и прорвало кольцо окружения.

 

27 мая 2019 года

70 лет

афганцу

ГЕРАСИМЕНКО АЛЕКСАНДРУ СЕРГЕЕВИЧУ

 

(Из книги «Афганцы Тулы»)

 

ЗАВЕТНОЕ СЛОВО

 

Герасименко Александр Сергеевич,

родился 27.05.1949.

 

Перекрёсток проспекта Ленина и улицы Гоголевской – Дом офицеров Тульского гарнизона, бывшее – Дворянское собрание. Кто из туляков не знает этого здания?

Во времена Советской Армии ни одна из комнат в этом здании не пустовала: с утра и до позднего вечера Наш Дом офицеров существовал, жил и работал для нас: для офицеров, для офицерских жён, для наших детей, да, чего греха таить – для любого туляка его двери всегда были открыты, вернее – гостеприимно распахнуты.

Преемницей Нашей Советской Армии заставили стать оплёванной с головы до ног, незаслуженно (а бывает ли – заслуженно?) оболганной, не раз преданной Российскую Армию и Наш родной, до боли знакомый Дом офицеров стал превращаться… Не буду перечислять эпитеты, во что дельцы от армии превратили Нашу кровинушку – все видели и сейчас частично видно то, что осталось от тех деятелей, чьи имена-фамилии к ночи лучше не поминать. Не о них речь.

Года не прошло, как Наш Дом офицеров возглавил полковник в отставке Александр Сергеевич Герасименко…

…Один из понедельников восемьдесят второго года прошлого века – по понедельникам, не знаю как сейчас, а в те времена начальник Тульского гарнизона с семи тридцати проводил совещания со своими замами                        и командирами десантных подразделений и частей Тулы с обязательным присутствием коменданта Тульского гарнизона. По долгу службы и мне часто приходилось присутствовать на этих совещаниях, замещая своих непосредственных начальников. Перед этими самыми совещаниями, минут за десять-пятнадцать до начала, каждый командир подходил к коменданту                   и каждый полушёпотом задавал примерно один и тот же вопрос: «Как – мои?». Подчинённые каждого командира – в первую очередь люди, и ничто им человеческое, естественно, не чуждо. В том числе, и нарушение дисциплины в различных проявлениях: от банальных самоволок до…

Опять отвлёкся. Так новый комендант гарнизона, а пришёл майор Герасименко в Тулу в 1982 году из чешского города Верхняя Мита, каждому командиру объяснял прегрешения, если они, конечно, имели место быть, его подчинённых. И просил извинения (он просил – проникнись, читатель!), что о тех-то и том-то он обязательно доложит начальнику гарнизона, а о чём-то умолчит, но смотри, мол, в следующий раз… После таких вот разговоров             в «предбаннике» обычно «следующих разов» и не происходило. И за пять лет, что мы почти еженедельно встречались с Александром Сергеевичем, до его отъезда в Афганистан, я от него не слышал не то, что грубого слова, повышенного тона ни разу от него не услышал. Это – при его-то должности!      А сколько раз к нему военнослужащие различного ранга и должности, в том числе и автор этих строк, обращались за помощью – ни разу не отказал: через не могу, но старался помочь каждому.

– Сергеич, – я сижу в его отремонтированном кабинете начальника Дома офицеров Тульского гарнизона, – не жмись, расскажи про Афганистан.

– Коля, – он меня только так называет с самого нашего знакомства. – Извини, не хочу про Афганистан.  Скажу только одно. Когда ко мне в Кабуле приходили с просьбой и говорили пароль всего из четырёх букв, то я бросал всё и…

– Знаю я твой пароль и знаю, что ни один туляк без твоей помощи                   и содействия не покидал Афганистан самым наибыстрейшим способом, чтобы скорее увидеться с родными-близкими, с семьёй.

– Ты-то откуда знаешь про пароль?

– Все «афганцы», с кем мне приходится общаться, которые вместе с тобой находились в Афганистане до 15 февраля восемьдесят девятого года, рассказывали мне, что достаточно было шепнуть последнему коменданту Кабула заветное слово: «ТУЛА» и перед ними открывалась «зелёная улица»…

… И сейчас, наверное, не один туляк говорит Герасименко заветное слово и как, по волшебству, возрождается Наш родной Дом офицеров Тульского гарнизона. Медленно, но возрождается, напитываясь былыми традициями легендарной Красной, а затем и Советской Армии.

«Зелёной», тебе, дорогой Александр Сергеевич, улицы на твоём благородном поприще.

13 апреля 2010,

Тула.

 

 

30 мая 2019 года

70 лет

афганцу

СИДОРЕНКО ВЯЧЕСЛАВУ ПАРАМОНОВИЧУ

 

(Из книги «Афганцы Тулы»)

 

ДЛЯ ДРУЗЕЙ – ПАРАМОНЫЧ

 

Сидоренко Вячеслав Парамонович,

родился 30.05.1949

в Туле.

 

       – У меня с нашим губернатором в конце семидесятых годов были равнозначные должности – он на КБП, я на «Штампе» работали (или служили) военпредами – и мы часто с ним встречались. – Начал рассказывать полковник в отставке Вячеслав Сидоренко, хотя меня больше интересовала его служба в Афганистане. – И потом, когда Вячеслав Дмитриевич пошёл на повышение, мы продолжали общаться и по долгу службы, и по личным вопросам. Не часто, но приходилось к нему обращаться и, надо отдать ему должное, он всегда помогал мне. И называл он меня всегда по отчеству; бывало звоню ему, а он в ответ: «Парамоныч, ты куда пропал? Не пора ли баньку организовать?». Нет, когда он стал губернатором, я с ним ни разу не встречался и ни разу не разговаривал по телефону – не было необходимости, но уверен, что, обратись я к нему, опять услышу те же слова.

       Краткая биографическая справка.

       В 1968 году окончил вечернюю ШРМ № 11 (ШРМ – школа рабочей молодёжи) и ГПТУ № 10 (ГПТУ – городское профессионально-техническое училище) по специальности «токарь по металлу»; работал на Тульском машиностроительном заводе.

       В 1968–1971 годах – учёба в Тульском высшем артиллерийском командном училище.

       В 1971–1976 годах проходил службу в ГСВГ (ГСВГ – Группа советских войск в Германии) в должности командира метеовзвода в 27-й ракетной бригаде.

       – Затем, до 1984 года служил командиром артиллерийской батареи в         47-й мотострелковой дивизии в Киевском военном округе, – продолжает рассказывать Вячеслав. – Повезло опять – повторно направили служить в Германию; на этот раз на должность старшего офицера службы РАВ (РАВ – ракетно-артиллерийское вооружение). Хотя, повезло не на полную катушку: в ноябре 1986 года в звании майора убыл в Афганистан, в штаб 40-й армии, где занимал должность старшего офицера службы РАВ.

 

 

       Из воспоминаний Сидоренко.

       «…Поднимают как-то раз меня по тревоге. Необходимо срочно вылетать в Асадабад, тамошний командир жалуется на 122-миллиметровые гаубицы                (Д-30): мол, снаряды не долетают до цели. До Джелалабада долетели – со мной были два солдата и прапорщик из службы РАВ – на самолёте. В Асадабад, от которого до Пакистанской границы около 12 километров, ночью вылетели на «вертушке». Пролетая через перевал, были встречены трассерами «духовских» ДШК – слава Богу, обошлось. Прилетели, провели все необходимые измерения гаубиц – матчасть в полном порядке. Командир полка продолжает настаивать на том, что снаряды до цели всё равно не долетают и не долетают прилично. Идём на огневые позиции и «ларчик-то открывался просто»: угол для максимально стрельбы – известно из физики Пёрышкина (существовал такой великолепный учебник по физике в бытность учёбы Сидоренко в ШРМ № 11: примеч. автора.) – равняется сорока пяти градусов, а гаубицы стреляли под углом в шестьдесят градусов; горы мешали взять нужный угол. Отсюда и недолёт…».

       Вернувшись из Афганистана в конце 1988 года, Сидоренко продолжает  работать (или служить) в системе военных представителей на Тульских оборонных предприятиях и увольняется в запас в звании полковника в            1994 году.

       Краткая биографическая справка.

       Награждён орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР»         3-й степени, медалями.

Май 2011 года,

Тула.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

« назад