Новости и события
20 мая 2019
на Сайте Тульского отделения РСВА будут публиковаться краткие биографии туляков из книги «КАВАЛЕРЫ ПОЛКОВОДЧЕСКИХ ОРДЕНОВ ЗЕМЛИ ТУЛЬСКОЙ» члена Российского Союза ветеранов Афганистана, Союза писателей России, редколлегии журнала «Приокские зори» МАКАРОВА НИКОЛАЯ АЛЕКСЕЕВИЧА

Главная / События и новости

НИКОЛАЙ МАКАРОВ ЮБИЛЕИ ИЮНЯ

16 мая 2019

 

12 июня 2019 года

70 лет

афганцу

ЛОГИНОВУ НИКОЛАЮ НИКОЛАЕВИЧУ

 

(Из книги «Мои коллеги – военные медики»)

 

НЕМНОГОСЛОВНЫЙ МОЙ КОЛЛЕГА

 

Логинов Николай Николаевич,

родился 12.06.1949

в Тамбовской области.

 

Если мне необходимо проконсультироваться самому или рекомендовать своим знакомым и даже незнакомым людям терапевта (настоящего Терапевта, Терапевта с большой буквы), то я (хотя и сам по образованию – врач) всегда назову Логинова, Николая Николаевича Логинова, гвардии подполковника медицинской службы запаса, моего земляка – «Тамбовского волка».

В семьдесят седьмом году прошлого века он закончил Военно-медицинский факультет в Томске. Врач сапёрного батальона, ординатор госпитального взвода медицинской роты медсанбата – вот его небольшой двухгодичный послужной список мирной жизни в Витебской (так она тогда называлась и существовала),                         103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. И декабрь семьдесят девятого…

– До последнего момента у нас, в принципе-то, по большому счёту, пешек, теплилась надежда, что всё обойдётся очередным «бряцанием» оружия. Не обошлось.

– И приплыли, вернее – прилетели. – Мы с ним давние знакомые, друзья-товарищи, однополчане, понимаем друг друга с полуслова. В том, далёком, семьдесят девятом году наша Тульская 106-я гвардейская воздушно-десантная дивизия также была поднята по боевой тревоге и была готова прийти на помощь 103-ей, будь в том необходимость.

– Начинали всё с «нуля». Между офицерами и солдатами не было разницы. Все вместе ставили палатки для жилья, но в первую очередь – для раненых и больных. Ходили  в дозоры, на посты, несли службу, рыли окопы. Мы вживались. Мы выживали. Мы с каждым днём всё больше и больше втягивались в войну. Как и вся наша дивизия. И мы лечили, мы оперировали раненых. Что об этом сейчас говорить-вспоминать? Сколько об этом всего написано-переписано? Сколько всего снято-переснято?

Знаю я его. Знаю. Не будет он рассказывать о тех днях, неделях, месяцах, двух годах. Не будет. Он и по жизни немногословен. Вся его служба от ординатора госпитального взвода (хотя из Афганистана по прямой замене он шёл на должность командира госпитального взвода – одно «тело» в Туле оказалось ближе к начальству) медицинской роты  медсанбата Тульской дивизии до начальника лечебного корпуса военного санатория «Слободка» проходила на моих глазах. И всегда поражала его принципиальность, непримиримость к любой фальши, любой лжи, его всегдашняя привычка (она никуда не исчезла и сегодня) за свои принципы, за свои идеалы, за своих товарищей стоять (может и громко сказано, но всё же – сказано) до последнего, стоять, как говорится, на смерть.

– Покажи свои фотографии, – отвлекаю его от грустных размышлений, – покажи свой «дембельский» альбом.

– Какой альбом? – он смотрит на меня, как полицейский чин из Маяковского «Советского паспорта».

Он достаёт из шкафа два небольших пакетика его семейного фотоархива: пожелтевшие, плохого качества любительские фотографии: от курсантских до подполковничьих. Из одного пакетика выпадает наградное удостоверение. Раскрываю. Читаю вслух.

– Медаль «За боевые заслуги». – Далее дата приказа. – 28 августа            1980 года.

Вроде бы, обычная медаль?

Врачу, старшему лейтенанту, полгода пробывшему в Афгане, не имевшему нигде, никогда и никаких «волосатых» рук и медаль, «как с куста» – обычная?

Вроде бы, обычная дата?

Август 1980 года – первое награждение наших в Афгане нашими советскими медалями и советскими орденами. И Логинов – один из наших первых награждённых нашей советской боевой медалью.

– Николай, – пытаю его, – конкретно: за что – награда?

– За войну… Честь имею!

Май 2009 года,

Тула.

 

27 июня 2019 года

60 лет

афганцу

РЯБЕНКО ЕВГЕНИЮ ВЛАДИМИРОВИЧУ

 

(Из второй книги «Афганцы Тулы»)

 

ВНУКАМ ЕСТЬ, ЧТО РАССКАЗАТЬ

 

Рябенко Евгений Владимирович,

родился 27.06.1959

 в селе Краснолипье Репьевского района

Воронежской области.

 

– С чем сравнить? – На мой вопрос об ощущениях при пролетающем мимо ПЗРК и его самоликвидации всего в каких-то ста метрах от вертолёта подполковник Рябенко привёл неожиданную аналогию. – Представь: у тебя не раскрылся парашют, а запаска сработала перед самой землёй. Представил?

Попробовал представить – чай, у самого более ста прыжков – бр-р-р: аж, передёрнуло от такой перспективы.

– Вот-вот, внутри всё похолодело, разум возмущённый взбунтовался, а руки на автомате отвернули вертолёт в сторону от взорвавшегося ПЗРК. Хорошо – авианаводчик с земли сообщил об обстреле, к тому же шли на солнце, да и противоракетные тепловые ловушки пачками отстреливал оператор, остервенело вдавливая палец в кнопку. Синим стал палец от такой катавасии.

– Как стресс-то после такого снимали?

– Какой стресс? Загрузили новый боекомплект, заправились под завязку и вперёд… в атаку – поддерживать пехоту. Порой совершали до шести–восьми вылетов в день.

Мой визави абсолютно без бравады, буднично как-то рассказывает о своей работе военного лётчика: курсант Сызранского высшего вертолётного училища, командир Ми-24 в ДальВО и Афганистане, командир звена Ми-24 – повторно в Афганистане, Таджикистан, Северный Кавказ, Чехословакия, Тула (заместитель командира вертолётного полка) и… Сьерра-Леоне, страна в Западной Африке.

– Сбивать не сбивали, – продолжает вспоминать Евгений, – но не раз приводил вертолёт в дырках. Механики ставили заплаты и… покой нам только снился.

…У деревенского паренька с детства родной дядя-фронтовик являл собой пример беззаветного служения Родине. Именно поэтому у Евгения не было сомнений в выборе профессии после окончания школы – только военное училище. Почему – вертолётное? Он сам как-то и не задумывался над таким вопросом: главное, он – будущий военный лётчик, будущий офицер Советской Армии.

Окончив училище весной восьмидесятого года – на шесть месяцев раньше программы (Афганистан, понимаешь), – он с другими лётчиками учился летать под Благовещенском в гористой местности, отыскав на севере области подобие гор тысячеметровой высоты.

Затем – наземная и лётная подготовка в Кагане и Чирчике, где вся программа подчинялась полётам в пустыне и горах. И в составе эскадрильи в сентябре восемьдесят третьего на год – аэродром Кундуза на северо-востоке Афганистана: наземная подготовка, изучение по картам театра военных действий, постоянное участие в армейских и местных военных операциях и… орден Красной Звезды.

Пару–тройку лет – в Союзе, и в восемьдесят шестом опять в составе эскадрильи и опять на год, но уже командиром звена – на аэродром Баграма.     Дежавю, одним словом. Вплоть – до ордена Красной Звезды, второго, естественно, и ордена «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР»             3-й степени. И чуть больше – ответственности: бывало водил на задания всю эскадрилью. Всего за два Афганистана совершил более 900 боевых вылетов, налетав более 900 часов. Вот так – как-то.

За Таджикистан – орден «За военные заслуги»; за Северный Кавказ – медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени с мечами.

– За Африку, – закругляет наш недолгий разговор Евгений, – ООНовская медаль. Там не воевали. Восемь месяцев вели только разведку. И вспоминали Афганистан, где жара под сорок пять переносилась намного легче, чем тридцать на побережье Атлантического океана.

– Есть, что внукам рассказать.

– А – то ж …

Июнь 2015 года,

Тула.

 

30 июня 2019 года

50 лет

военному врачу

ШИПУНОВУ МИХАИЛУ ВАЛЕРЬЕВИЧУ

 

(Из книги «Мои коллеги – военные медики»)

 

ОДИН ИЗ ДИНАСТИИ МЕДИКОВ  

 

Шипунов Михаил Валерьевич,

родился 30.06.1969

в Туле.

 

– Помните французский фильм про трёх мушкетёров?

– Это – ты к чему? – Вопросом на вопрос отвечаю Мише Шипунову,  гвардии подполковнику медицинской службы запаса, старшему сыну Валерки Шипунова, который был фотографом на моей свадьбе. С отцом-Шипуновым мы знакомы с семьдесят второго: он прапорщик, мастер парашютного спорта, я – лейтенант медицинской службы, в силу своих профессиональных обязанностей часто обеспечивал соревнования парашютистов.

– Когда кардиналу Ришилье в заключительной сцене Атос подаёт записку, отобранную у Миледи, по которой ей дано вершить судьбу д,Артаньяна, – продолжает Михаил, – то вышло всё наоборот; кардиналу ничего не оставалось делать, как произнести фразу из Библии: «Всё, что ни делается – к лучшему!».

– Это – ты к чему? –  Да, явная «оригинальность» моих вопросов.

– На первой чеченской войне…

 

 

Первое авторское отступление.

Окончив в 1992 году Военно-медицинскую академию имени С. М. Кирова в Петербурге, лейтенант – тогда ещё не гвардии – назначается врачом инженерно-сапёрного батальона 106-й гвардейской воздушно-десантной Краснознамённой ордена Кутузова 2-й степени дивизии. В девяносто пятом со своим батальоном гвардии старший лейтенант Михаил Шипунов – в Чечне: пробыл всего два месяца и был ранен. Награждён орденом  Мужества.

– Личный состав сапёрной роты находился на месте дислокации в парке бронетехники, собираясь выступить, согласно приказу, на боевую операцию.      В этот момент и начался артиллерийско-ракетный обстрел. Кто спрятался за броню, кто прижался к стенам зданий – пока осколки нас не задевали. Думал, что обойдётся «малой» кровью, но последняя ракета, задевая край стены, взрывается над парком. Хорошо – над парком, а не в парке. Тем не менее – полроты раненых.

Второе авторское отступление.

Не успев залечить раны, Михаил на всё лето девяносто пятого в составе дивизионной группировки – на патрулировании вместе с милицией улиц Москвы. Полтора года – с девяносто восьмой по двухтысячный – гвардии капитан медицинской службы назначается начальником медицинской службы миротворческой группировки в Абхазии. Награждён вторым орденом Мужества.

– За всё моё пребывание было более тридцати огнестрельных ранений, но, в основном, – спокойно. На всё лето ко мне приезжала жена с детьми: купались в море, ели фрукты. Ко всем почти приезжали родные, даже – к солдатам-контрактникам.

Третье авторское отступление.

Вернувшись в феврале из Абхазии, ординатор терапевтического отделения аэромобильного госпиталя гвардии майор медицинской службы Шипунов в апреле  вновь на Северном Кавказе: вторая чеченская война. Награждён орденом «За военные заслуги».

– Всё жду – не дождусь от тебя аналогии в твоей жизни фразе из Библии. – Напоминаю Михаилу.

– Перед Абхазией обещали Югославию – вместо этого семья на «халяву» всё лето провела на море. После второй чеченской опять обещали Югославию, но «подсуетились» наиболее шустрые и мне пришлось принимать должность начальника терапевтического отделения.

– В первом случае я с тобой согласен: Югославия Югославией, но провести всё лето и даже больше на море с семьёй – это, конечно, огромный «плюс».         А второй «пролёт», как фанера над Югославией, какие дивиденды тебе принёс?

– Неизвестно – назначили бы меня на должность начальника отделения, настои я на поездки в Югославию, но, поехавшие туда шустряки, вернулись через три месяца. В наших миротворцах отпала надобность.

– Миш, почему рано уволился – тебе бы служить и служить?

– Вы, Николай Алексеевич, наверное, не смотрите телевизор и не читаете газет. Даже во времена «кукурузника» – хотя я об этом только от отца слышал – такого беспредела с Армией не вытворяли, как сейчас.

– А – на «гражданке»?

– Всё прекрасно: хорошая работа, любимая жена, дети радуют.

Декабрь 2009 года,

Тула.

        

 

 

 

 

 

 

 

 

 

« назад